26.11.17
Жан-Батист Мольер (1622-1673). Французский комедиограф XVII века, создатель классической комедии, по профессии актёр и директор театра, более известного как труппа Мольера. -  http://www.molier.ru/

Комедия Мольера «Тартюф» пользуется неизменной популярностью до сих пор, начиная с первой ее постановки в XVII веке. Интересно, в чем же секрет такого успеха? Что же в ней такого, почему эта комедия до сих пор востребована во многих театрах мира? Почему в творчестве Мольера современное общество привлекают не другие шедевры, а именно «Тартюф»? Не потому ли, что в комедии «Тартюф» отражена самая суть, можно сказать, выражен дух современной технократической цивилизации? Цивилизации, которая стала вытеснять старый мир коварно и жестоко (именно так, как это и показано в пьесе Мольера, второе название или подзаголовок которой «Обманщик»)? Недаром пьеса создана именно в XVII веке – в том веке, который знаменует исторический рубеж смены эпох. Мольер ведь является современником и свидетелем трагических событий в Европе, в результате которых ход истории изменился. Нам это сейчас в учебниках подают как «промышленную революцию» и начало «прогрессивного» капитализма, а что было тогда на самом деле и что было до этого – покрыто давно не то, чтобы мраком неизвестности, а массой ложных описаний и интерпретаций. Однако не будем уходить далеко в сторону, а попробуем понять, почему Мольер на начало новой эпохи отреагировал таким произведением, как пьеса «Тартюф»?

Комедийная пьеса Мольера «Тартюф, или Обманщик» создана в 1664 году. Сюжет произведения довольно прост и раскручивается весьма динамично. Действие происходит в Париже, в доме состоятельного и почтенного горожанина по имени Оргон. Это к нему втирается в доверие невзрачный на первый взгляд человек по имени Тартюф, выдающий себя за скромного и набожного, благородного и бескорыстного ученого. Питающий слабость к таким людям, Оргон просто не устаёт им восхищаться! Тартюф, как некий идеал совершенства, постепенно захватывает все его внимание и тем самым отодвигает на второй план всех ближайших родственников Оргона. Напрасно они пытаются убедить Оргона в том, что Тартюф на самом деле не тот, за кого себя выдаёт, и вовсе не так уж свят. Оргон им не верит, и не просто считает своих родных неблагодарными и порочными, в сравнении с «идеальным» Тартюфом, но даже пытается изменить их судьбы так, чтобы Тартюф на них «благотворно повлиял». К примеру, примирить свою жену с Тартюфом, выдать свою дочь за него замуж и т.д. Свое подлинное лицо Тартюф показывает лишь тогда, когда Оргон, назло своим домочадцам, переписывает на него свой дом со всем имуществом и все капиталы. Он Тартюфу уже доверяет больше, чем своим родным!

Прозревает же обманутый Оргон лишь тогда, когда сам становится свидетелем попытки Тартюфа соблазнить его жену. Конечно, он тут же в гневе выгоняет Тартюфа из своего дома, но поздно. Ведь дом-то по действующим законам и его собственному распоряжению принадлежит уже не ему, а Тартюфу, который, в свою очередь, тут же решает воспользоваться своим новым положением и является с судебными приставами, чтобы выгнать из дома самого Оргона со всей его семьей и служанками. Ситуация на самом деле трагическая и почти безвыходная в своем таком логическом конце. И к тому же во многом символичная: ведь старый добрый мир тоже впустил «в свой дом» дух Тартюфа, что и стало одной из причин его крушения и разложения.

Правда, в последний момент в пьесе в это гиблое дело чудесно вмешивается король: Оргону возвращают дом и имущество. Но этот финал смотрится как-то чересчур искусственно и натянуто, как дань королю, покровителю творчества автора пьесы: мол, в его владениях не может совершаться такая несправедливость. На самом же деле такого финала, где справедливость торжествует, а зло высмеивается, новые правила игры наступающей в XVII веке эпохи капитализма (или нового этапа технократической цивилизации) уже не предусматривают. Да и сам Мольер, несмотря на то, что обманщика вроде бы заковывают в наручники, показывает, что Тартюф не сломлен. Как и сказано в пьесе, «не обольщайтесь, он везде найдет ходы…»

Потому что наступило время, когда правят бал такие, как Тартюф! Обман, как страшная инфекция, проникает во все сферы общества, им пропитано все, от простого быта до экономики и политики. Жизнь людей фактически становится двойственной (как бы шизофренической, патологической), где часть настоящая, а часть искусственная, условная, ритуальная, напоказ, согласно правилам игры в изменившемся после заражения мимикрирующим под благодетель вирусом социуме. Конечно, ничего хорошего в этом нет. Это страшное явление, когда люди вынуждены, вместо настоящей жизни, заниматься везде показухой, посвящать все тому, чтобы казаться тем, кем не являешься, но нужно для социума.

Позже вся эта зараза вместе с такой вот европейской «культурой», благодаря нашим «западникам» и дворянству, нахлынет и в нашу страну (помните, у А.С.Грибоедова в «Горе от ума» знаменитые фразы: «Служить бы рад, прислуживаться тошно» - против таких новых нравов и «Ах! Боже мой! Что станет говорить Княгиня Марья Алексеевна!» - как ориентация на мнение значимых в свете людей, типа Тартюфа, Оргона и его матери).

Это не только наша точка зрения. В 1981 году Анатолий Эфрос в Московском Художественном театре поставил спектакль по этой пьесе Мольера (в переводе Михаила Донского). Так вот в процессе работы над спектаклем режиссер-постановщик писал:

«Тартюф нагл, целеустремлен. Он гибок. Он опасен! Я вижу артиста, который сумел бы хорошо всё это сыграть, - Смоктуновского. А может быть, ещё Любшин? У них, мне кажется, есть эти страшноватые краски. Надо сыграть не ханжу, а претендента на власть. Политикана. Человека, способного завоевывать и одурманивать».

Понимаете, о чем речь? Благодаря каким качествам современная технократическая (т.е., по сути, НЕ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА) цивилизация захватила мир и поработила людей? Не зря ведь в статье об этом спектакле сказано:

«…Первым своим появлением в сером бархатном костюме Тартюф Любшина вызывал ассоциации с серой мышью. К такому моложавому, сухощавому, сдержанно-самоуверенному Тартюфу привыкаешь не сразу, но постепенно, от сцены к сцене, актер и герой, следуя воле режиссера, раскрываются в устрашающий и крайне современный образ. Грубый, наглый циник с кривой усмешкой и откровенно бесстыдным взглядом, он идет напролом. Он не гнушается мелкими делишками, способен на неприкрытую подлость, но самое страшное в нем - его пугающая обыденность. Станислав Любшин играет человека, который всегда рядом, которым вполне (при определенных обстоятельствах) может обернуться каждый из нас…» (https://www.culture.ru/movies/991/tartyuf)

«Каждый из нас» - вот как калечит людей современная технократическая цивилизация. Давайте не будем приводить сложные, не бесспорные примеры, в качестве иллюстрации из нашей сегодняшней жизни, ограничимся простыми, наглядными примерами, чтобы понять, как дух обмана современной технократической цивилизации влияет на принимаемые решения так, что подвох замечается не сразу.

Вот ходим по улицам города, который благоустраивается якобы «ДЛЯ людей». Такое настолько часто происходит и настолько уже примелькалось, что обычно и реакции нет никакой на подобные вещи. Мы просто перестаем замечать, что под прикрытием лозунгов «все для людей» и «социально ориентированное государство» решаются чисто технические, коммерческие или абстрактно экономические задачи, т.е. на самом деле не для людей и порой даже против людей (чтобы им стало трудней, сложней, чтобы они не стали умней и счастливей). Например, в городе геометрически правильно оформляются тротуары и газоны, «чтобы было красиво и правильно». Но реальная жизнь отличается от геометрической красоты, поэтому потом через эти «правильные» газоны протаптываются тропинки живыми людьми там, где на самом деле должны быть дороги «ДЛЯ людей», а не эти, которые оборудованы лишь ради решения технической задачки по благоустройству с учетом суммы выделенного на реализацию проекта бюджета. Только такая «частность» никого уже не вразумляет (даже когда таких «частностей» набирается очень много).

Если в основе (в самом начале) допущена или заложена ошибка (или отклонение), то потом это разрастается лавинообразно (или эпидемически). Частными мерами уже и не решить такие усложнившиеся по вине самих людей проблемы, т.к. однажды давно допущенное отклонение разрастается, прогрессирует как болезнь, становится нормой, входит в принятые стандарты. Вот почему, например, город становится с каждым годом все больше не для самих людей, а для реализуемых проектов, различных мероприятий и задач по бизнесу, экономике и политике, хотя дежурный тезис (мол, это «все делается для людей», их «благосостояния») еще сохраняется в документах и речах. Чем вам не подход знаменитого Тартюфа?!

Самый свежий пример на момент написания этой статьи подбросили местные новости в СМИ: оказывается, возле главной городской площади в ходе реконструкции улицы - якобы опять же «для людей» - соорудили не простой, а сказочно примечательный переход для пешеходов! Скажите, как вы относитесь к тому, когда обычный, обозначенный специальной разметкой переход через дорогу внезапно исчезает посреди улицы, на трамвайных путях? Особенно, когда в центре города через улицу в этом месте обычно ходит много людей, и в толпе такой казус может оказаться очень некстати! Как и пишут читатели в комментариях к новости: «Кто из пешеходов будет перемещаться вдоль трамвайных путей, чтобы перейти на вторую часть дорожки? И это при толпе переходящих не по 1-2 человека, а 10-20 одновременно перебегающих - все будут продолжать путь по прямой!..» Даже депутатов возмутила такая картина, выложенная красивой мозаикой из камней посреди дороги в самом центре города!

Для оправдания этой кривизны (в сознании или на улице?) находятся теперь в администрации города - в ответ на возмущение общественности - и пункты в ГОСТах, и экономические (технические) обоснования, мол, для оборудования перехода через улицу наискосок по прямой линии нужно найти или изготовить нестандартные материалы. А это же дорого, придется изымать средства из других социально значимых статей бюджета в то время, когда приходится экономить на всем. Все уже давно прекрасно понимают и привыкли, что на самом деле люди в таком предприятии на последнем месте. Их никто не слышит и не услышит, пока на этом переходе, например, кто-нибудь не пострадает, как в пьесе Мольера Оргон всячески оправдывал Тартюфа, пока сам не оказался страдающей стороной. Так и в тысячах и тысячах подобных мелких случаях на всех уровнях общества в современном мире, т.к. из таких мелочей и состоит все цивилизованное существование горожан.

Это лишь маленький пример, а на самом деле действительно вся современная цивилизация (а не только наша страна), ВСЕ СФЕРЫ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА ПРОПИТАНЫ ДУХОМ ОБМАНА ИЛИ ОБМАНЧИВОСТИ, если вспомнить слова постановщика пьесы Анатолия Эфроса о Тартюфе, как «претенденте на власть. Политикане. Человеке, способном завоевывать и одурманивать».

Простому человеку бывает нечем противостоять этому, ему не дают возразить. Как настоящий шулер или тот же Тартюф, технократическая система везде обыгрывает простого человека: ведь «все же делается для его же блага»! Разве не так? И пешеходные переходы, и огромные небоскребы с квартирами, похожие на муравейники, и все эти заасфальтированные мегаполисы с загаженным воздухом, и разнообразная техника, и вездесущие камеры слежения, и заполненные автомобильными пробками улицы!.. Кто же из обманутых Большим Тартюфом, в образе современной технократической цивилизации, признается, что это все делается на самом деле против человека, для его порабощения и эксплуатации – лишь бы в мире всегда господствовала вот эта технократическая система послемольеровской эпохи? Даже в статье о спектакле пишут следующее:

«…На протяжении двух часов действие увлекает зрителя стремительными ритмами, сверкающими, словно клинки, репликами и безудержной театральностью. Буффонная искрометность выплескивается со сцены в партер, который отдается безудержной режиссерской фантазии и платит за нее почти несмолкаемым смехом. Но заканчивается спектакль, проходит совсем немного времени, и веселье начинает отступать, уступая место совсем не радужным мыслям о человеческой природе. Вот такое вот послевкусие остается после «шампанского бутылки», предложенной зрителю Анатолием Эфросом и мхатовскими актерами» (https://www.culture.ru/movies/991/tartyuf)

Или вот цитата из другой статьи об этой же пьесе:

«…Социальная критика и сатира в этой комедии имеют более индивидуальную направленность, ведь Тартюф не является представителем определенного класса и влияние его ограничивается лишь индивидуальными способностями к манипулированию. Этим и страшен такой тип людей, как Тартюф: они способны извратить даже такие возвышенные чувства, как благочестие и вера...» (https://www.syl.ru)

Как видите, не современная цивилизация с его технократическими (нечеловеческими) порядками обвиняется в обмане и подмене, а «человеческая природа», которая на самом деле системно подавляется у современных людей с детства – через ограничивающее сознание воспитание и обучение детей, через зависимое от общества положение их родителей, которые создают своим трудом все эти «технические штучки», чтобы их же купить себе и принести в свой же дом, как троянских коней. Получается, впустить в дом, как того же Тартюфа… Или же обвиняется просто определенный тип людей, без которых якобы все было бы прекрасно. Вот такие заблуждения пока что… Без счастливого финала.

Как победить Тартюфа, если он уже сидит у нас в сознании? В нашем собственном сознании! Об этом и статья, посвященная спектаклю в постановке А.Эфроса, статья, которую мы выше уже цитировали: Тартюф «всегда рядом», Тартюфом «вполне (при определенных обстоятельствах) может обернуться каждый из нас»!

Пока что в обыденной жизни Тартюф оказывается непобежденным, а как хочется от него, наконец, избавиться, хотя бы на короткий миг, пока идет спектакль! Может быть, и в этом, помимо прочего, кроется секрет неизменного успеха и популярности пьесы Мольера, в финале которой Тартюф побежден и справедливость торжествует! Вот уже несколько веков, пока людей обманывает современная технократическая цивилизация!

Но этого не случится, справедливость не восторжествует, пока мы все заражены этим социальным вирусом и пока наша жизнь двойственная, наполовину состоящая из благочестивых и «святых» обманов и иллюзий Тартюфа, которыми люди соблазняются «ради Бога» или «светлого будущего», или как минимум, терпят такой уклад жизни, «чтобы не было еще хуже». Избавиться от Тартюфа тоже ведь сложно, особенно когда все документы на него оформлены. И все же одно несомненно: с Тартюфом в доме (или в сознании) счастливую и справедливую жизнь не выстроить!

Интересно, а что происходит с современными людьми? Они ждут, пока какой-нибудь справедливый король (царь) придет и избавит их от Тартюфа? Или все-таки каждый сам потихоньку пробуждается к настоящей жизни?

 

 (Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2017г.)

 

Публикация в эл.журнале "ЗОВУ РИТМ", октябрь 2017

 

 

Все права сохранены  ©  Золотые Врата Урала (ЗоВУ)

Перепубликация материалов, возможна только с устного или письменного разрешения администрации сайта!

http://zovu.ru/index.php?dn=news&to=art&id=2335